«Лакмусовая бумажка»
для Янтарного края

Актуально
2020 год, прошедший под знаком вызванных пандемией ограничений, стал настоящим испытанием, которое выдержали далеко не все регионы и даже страны. Россия оказалась одной из тех, кто сумел пройти его без больших потерь. А Калининградской области удалось даже пополнить казну.
Текст: Елена Хакимова, Андрей Андреев
Фото: Петр Флексер
«Лакмусовая бумажка»
для Янтарного края
Актуально
2020 год, прошедший под знаком вызванных пандемией ограничений, стал настоящим испытанием, которое выдержали далеко не все регионы и даже страны. Россия оказалась одной из тех, кто сумел пройти его без больших потерь. А Калининградской области удалось даже пополнить казну.
Текст: Елена Хакимова.
Фото: Петр Флексер, из архива АО «ВАД»
И это очень важно, учитывая, что сразу после окончания ковидного года Калининградская область вступает в юбилейный год. С чем она приходит к нему в экономическом плане? Об этом «БС» рассказывает президент Союза промышленников и предпринимателей Калининградской области, председатель совета директоров ЗАО «Залесское молоко» Андрей Романов.

– Андрей Владимирович, 7 апреля исполняется 75 лет со дня образования Калининградской области. Что, по-вашему, сегодня характеризует регион?

– Калининградская область важна не только для ее жителей, но и в целом для всей страны. Я себя в полной мере отношу к жителям Калининградской области, поскольку именно здесь провожу большую часть своего времени. Здесь моя семья, здесь в школу ходят мои дети. А юбилей – это всегда повод подвести некие итоги. Что произошло в регионе за 75 лет? Чего Калининградская область добилась в экономике? Как она позиционирует себя с точки зрения социального развития? Какие планы на будущее? Прежде всего можно отметить такой важный момент: результаты прошлого года оказались намного лучше, чем ожидалось в условиях пандемии. Это касается и показателей промышленного производства, и поступлений в бюджеты всех уровней. Хотя у многих предприятий действительно было падение объемов производства, оказания услуг. Когда началась пандемия, никто не мог предсказать последствия. Но регион неплохо справился с этой сложной ситуацией. Один из важнейших показателей этого – рост поступления налогов в бюджеты всех уровней относительно итогов 2019 года примерно на три процента. То есть предприятия региона не только выжили в условиях пандемии, но часть из них еще и развивается. Мало того, приходят новые участники рынка. В том числе и благодаря тем решениям, которые были приняты на федеральном уровне в предыдущем году. В частности, это создание специального административного режима.

– Кстати, срок работы особой экономической зоны (ОЭЗ) в Калининградской области продлен до 2045 года. На мой взгляд, событие очень значительное, но прошло как-то незаметно...

– Очень правильно, что такое решение было принято заранее. Если сначала действие ОЭЗ планировали до 2031 года, то до 2045 года решили продлить, не дожидаясь первоначальной даты. Это предоставляет любому инвестору, который работает сегодня на Калининградской земле или только рассматривает возможность сюда прийти, больший горизонт планирования для вложения инвестиций. Что еще немаловажно, перечень преференций остается достаточно стабильным. В первую очередь это субсидии, связанные с поддержанием рынка труда, и таможенные преференции. Это льготы для инвесторов, которые преду­смотрены в течение первых шести лет после регистрации резидентом, такие как нулевой налог на прибыль, на имущество. Льготы по социальным выплатам на фонд оплаты труда составляют 7,6 процента против почти 30 процентов, которые предусматривает общий режим налогообложения, на льготных условиях возможна и аренда земли. Сегодня последний механизм добавлен с учетом создания индустриальных парков на территории Калининградской области – «Храброво» и «Черняховского», где уже есть готовая инфраструктура, чтобы инвестор мог в более короткие сроки реализовать свои инвестпроекты. Уникальным для российского региона является предоставление бесплатных виз. Пока этот механизм сегодня плохо работает из-за ковидных ограничений. Но когда они закончатся, он будет восстановлен. И для многих инвесторов это является очень важным. Всё это серьезно отличает Калининградскую область от других российских регионов.

– Сколько сейчас в ОЭЗ резидентов? В том числе тех, кто входит и в состав Союза промышленников и предпринимателей Калининградской области?

– Приблизительно около 200. Приблизительно – поскольку нет как таковой постоянной цифры. Кто-то закрывается, кто-то, наоборот, начинает новое дело, за три года подтверждает свое резидентство и идет дальше. Это такой живой организм. Уже в ближайшее время планируется зарегистрировать еще одного нового резидента. Бывает и так, что какая-то группа компаний сама по себе не является резидентом. Но ими стали отдельные предприятия, которые входят в эту группу. Хотя юридически они не члены Союза. А поскольку в Союзе в основном группы компаний, в каждой из них есть хотя бы одно предприятие-­резидент. То есть практически все этим механизмом воспользовались. Среди резидентов есть как крупные, так и средние предприятия.

– Какие отрасли производства чаще других становятся резидентами ОЭЗ?

– Если взять перечень резидентов ОЭЗ за последние три года, мы увидим там достаточно широкий спектр отраслей: переработка, производство стройматериалов, строительство, химия. Но, пожалуй, больше всего представлены аграрный сектор и переработка сельхозпродукции. И этому есть объяснение. Здесь есть все необходимые для данных отраслей ресурсы. Оптимальные природно-климатические условия. Неплохая логистика, включая собственный морской порт, железную дорогу. Есть, правда, проблема с транзитом через Литву и Беларусь, когда выставляются не всегда адекватные тарифы, но мы решаем эти вопросы. Мало того, создана определенная линия «шелкового пути», когда из Калининграда можно относительно быстро доставить грузы в Китай. Быстрее, чем, например, из центральных регионов России. И тем более здесь множество преимуществ, если идет речь об экспортных поставках в Европу. Потенциальные инвесторы всё это видят.

– Приход новых инвесторов в регион приветствуют не все. Кто-то говорит: зачем еще одно предприятие такого же профиля, когда своих хватает?

– В качестве иллюстрации к этому вопросу – свежий пример из области переработки. На прошлой неделе было подписано еще одно большое инвестиционное соглашение с правительством Калининградской области. Сюда заходит большая группа компаний, которая занимается молокопереработкой. У них есть свой завод в Белгородской области. Но еще в прошлом году они приняли решение о расширении производства и стали искать регион, где им это лучше сделать. Они объехали много регионов в европейской части страны, перебрали много вариантов, но остановились именно на Калининградской области. Хотя у них тоже переработка молока, но совершенно новый вид продукции, которая практически не представлена в регионе. Это сухое молоко – биржевая продукция с длительным сроком хранения, которая имеет не только устойчивый спрос на российском рынке, но и хороший экспортный потенциал. И этот проект будет развивать и в целом молочное животноводство в регионе. А это даст, в свою очередь, и расширение кормовой базы, и строительство ферм, и создание новых рабочих мест. И я очень рад, что региону удалось заполучить такой проект.

– К вопросу о сельхозпроизводстве.

В последнее время часто говорят о землях, которые не работают, будучи в частных руках. Вы говорили раньше, что процесс переговоров с собственниками хотя и непросто, но двигается. Как обстоят дела здесь сейчас?

– Подвижки, безусловно, есть. Помогает, в частности, и ужесточение законодательства в части земель, которые не используются собственниками. Формируются новые механизмы изъятия в госсобственность с дальнейшим выставлением их на аукцион и введением в оборот. Речь идет о тех землях, где собственников нет или они не вступили в права, не оформили документы. Такие земли годами, а то и десятилетиями стоят заброшенными и не используются. У Калининградской области еще есть потенциал по вводу таких земель в оборот. И в ближайшее десятилетие мы должны прийти к максимальному их использованию.

– Скоро будет три года с тех пор, как Рыбная деревня на Октябрьском острове получила статус специального административного района. Что там сегодня происходит в реальности? И что это дает Калининградской области? Есть какие-то реально работающие там предприятия?

– Прежде всего надо вспомнить, что такое сама по себе офшорная зона и как они появились в России. В 90-е годы и начале 2000-х в мире была создана целая система работы через офшоры, которые были разбросаны по всей планете. Они позволяли инвесторам оптимизировать налогообложение. На такие фирмы проще было взять зарубежные кредиты, им было проще привлечь инвесторов, провести IPO. И в то же время было неправильно, когда компании фактически с российским капиталом были зарегистрированы там и там же платили часть налогов, а не у себя на родине. Тогда и было предложено создать две такие зоны и в России, одна из которых сейчас в Калининграде. Для региона это только плюс. В Рыбной деревне работают офисные управляющие компании, которые занимаются документооборотом и контролем за финансовыми потоками. Что характерно для всех офшоров. Но одна компания даже решила размещать реальное производство в ОЭЗ Калининградской области. И есть вероятность, что в этом году они получат статус резидента. Вряд ли это будет массовым явлением. Но то, что такой тренд уже есть, показательно. В прошлом году в Рыбной деревне было зарегистрировано 24 компании, и их число растет. А это и новые рабочие места для высококвалифицированных специалистов в области юриспруденции, экономики, делопроизводства.

– На недавней встрече с бизнесом Владимир Путин предложил российским предпринимателям, работающим за границей, «нести мешки с деньгами на родину». Эти «мешки» могут оказаться в Калининградской области?

– Конкуренция между регионами внутри России никуда не ушла и останется и в будущем. В том числе это касается и инвестиций. Россия начинает предлагать механизмы их возвращения из-за рубежа в отношении предпринимателей, которые за предыдущие годы создали там какие-то структуры. Сформированы финансовые инструменты, чтобы бизнес возвращался со своими структурами в страну. И это хорошо. Тем более, еще раз подчеркну, прошлый ковидный год показал, что это первый экономический кризис, который Россия прошла с лучшими результатами, чем многие развитые страны. Это своего рода лакмусовая бумажка, показывающая, насколько устойчива экономика. Наша оказалась устойчива. Да, у нас по-прежнему есть риски. Но они есть и в любой другой стране. И хорошо, когда есть право выбора – и люди выбирают в качестве инвестиций свою страну. Это один из самых позитивных трендов сегодня. И Калининградская область, благодаря своим особенностям, вполне может стать регионом, куда и придут эти «мешки»
И это очень важно, учитывая, что сразу после окончания ковидного года Калининградская область вступает в юбилейный год. С чем она приходит к нему в экономическом плане? Об этом «БС» рассказывает президент Союза промышленников и предпринимателей Калининградской области, председатель совета директоров ЗАО «Залесское молоко» Андрей Романов.

– Андрей Владимирович, 7 апреля исполняется 75 лет со дня образования Калининградской области. Что, по-вашему, сегодня характеризует регион?

– Калининградская область важна не только для ее жителей, но и в целом для всей страны. Я себя в полной мере отношу к жителям Калининградской области, поскольку именно здесь провожу большую часть своего времени. Здесь моя семья, здесь в школу ходят мои дети. А юбилей – это всегда повод подвести некие итоги. Что произошло в регионе за 75 лет? Чего Калининградская область добилась в экономике? Как она позиционирует себя с точки зрения социального развития? Какие планы на будущее? Прежде всего можно отметить такой важный момент: результаты прошлого года оказались намного лучше, чем ожидалось в условиях пандемии. Это касается и показателей промышленного производства, и поступлений в бюджеты всех уровней. Хотя у многих предприятий действительно было падение объемов производства, оказания услуг. Когда началась пандемия, никто не мог предсказать последствия. Но регион неплохо справился с этой сложной ситуацией. Один из важнейших показателей этого – рост поступления налогов в бюджеты всех уровней относительно итогов 2019 года примерно на три процента. То есть предприятия региона не только выжили в условиях пандемии, но часть из них еще и развивается. Мало того, приходят новые участники рынка. В том числе и благодаря тем решениям, которые были приняты на федеральном уровне в предыдущем году. В частности, это создание специального административного режима.

– Кстати, срок работы особой экономической зоны (ОЭЗ) в Калининградской области продлен до 2045 года. На мой взгляд, событие очень значительное, но прошло как-то незаметно...

– Очень правильно, что такое решение было принято заранее. Если сначала действие ОЭЗ планировали до 2031 года, то до 2045 года решили продлить, не дожидаясь первоначальной даты. Это предоставляет любому инвестору, который работает сегодня на Калининградской земле или только рассматривает возможность сюда прийти, больший горизонт планирования для вложения инвестиций. Что еще немаловажно, перечень преференций остается достаточно стабильным. В первую очередь это субсидии, связанные с поддержанием рынка труда, и таможенные преференции. Это льготы для инвесторов, которые преду­смотрены в течение первых шести лет после регистрации резидентом, такие как нулевой налог на прибыль, на имущество. Льготы по социальным выплатам на фонд оплаты труда составляют 7,6 процента против почти 30 процентов, которые предусматривает общий режим налогообложения, на льготных условиях возможна и аренда земли. Сегодня последний механизм добавлен с учетом создания индустриальных парков на территории Калининградской области – «Храброво» и «Черняховского», где уже есть готовая инфраструктура, чтобы инвестор мог в более короткие сроки реализовать свои инвестпроекты. Уникальным для российского региона является предоставление бесплатных виз. Пока этот механизм сегодня плохо работает из-за ковидных ограничений. Но когда они закончатся, он будет восстановлен. И для многих инвесторов это является очень важным. Всё это серьезно отличает Калининградскую область от других российских регионов.

– Сколько сейчас в ОЭЗ резидентов? В том числе тех, кто входит и в состав Союза промышленников и предпринимателей Калининградской области?

– Приблизительно около 200. Приблизительно – поскольку нет как таковой постоянной цифры. Кто-то закрывается, кто-то, наоборот, начинает новое дело, за три года подтверждает свое резидентство и идет дальше. Это такой живой организм. Уже в ближайшее время планируется зарегистрировать еще одного нового резидента. Бывает и так, что какая-то группа компаний сама по себе не является резидентом. Но ими стали отдельные предприятия, которые входят в эту группу. Хотя юридически они не члены Союза. А поскольку в Союзе в основном группы компаний, в каждой из них есть хотя бы одно предприятие-­резидент. То есть практически все этим механизмом воспользовались. Среди резидентов есть как крупные, так и средние предприятия.

– Какие отрасли производства чаще других становятся резидентами ОЭЗ?

– Если взять перечень резидентов ОЭЗ за последние три года, мы увидим там достаточно широкий спектр отраслей: переработка, производство стройматериалов, строительство, химия. Но, пожалуй, больше всего представлены аграрный сектор и переработка сельхозпродукции. И этому есть объяснение. Здесь есть все необходимые для данных отраслей ресурсы. Оптимальные природно-климатические условия. Неплохая логистика, включая собственный морской порт, железную дорогу. Есть, правда, проблема с транзитом через Литву и Беларусь, когда выставляются не всегда адекватные тарифы, но мы решаем эти вопросы. Мало того, создана определенная линия «шелкового пути», когда из Калининграда можно относительно быстро доставить грузы в Китай. Быстрее, чем, например, из центральных регионов России. И тем более здесь множество преимуществ, если идет речь об экспортных поставках в Европу. Потенциальные инвесторы всё это видят.

– Приход новых инвесторов в регион приветствуют не все. Кто-то говорит: зачем еще одно предприятие такого же профиля, когда своих хватает?

– В качестве иллюстрации к этому вопросу – свежий пример из области переработки. На прошлой неделе было подписано еще одно большое инвестиционное соглашение с правительством Калининградской области. Сюда заходит большая группа компаний, которая занимается молокопереработкой. У них есть свой завод в Белгородской области. Но еще в прошлом году они приняли решение о расширении производства и стали искать регион, где им это лучше сделать. Они объехали много регионов в европейской части страны, перебрали много вариантов, но остановились именно на Калининградской области. Хотя у них тоже переработка молока, но совершенно новый вид продукции, которая практически не представлена в регионе. Это сухое молоко – биржевая продукция с длительным сроком хранения, которая имеет не только устойчивый спрос на российском рынке, но и хороший экспортный потенциал. И этот проект будет развивать и в целом молочное животноводство в регионе. А это даст, в свою очередь, и расширение кормовой базы, и строительство ферм, и создание новых рабочих мест. И я очень рад, что региону удалось заполучить такой проект.

– К вопросу о сельхозпроизводстве.

В последнее время часто говорят о землях, которые не работают, будучи в частных руках. Вы говорили раньше, что процесс переговоров с собственниками хотя и непросто, но двигается. Как обстоят дела здесь сейчас?

– Подвижки, безусловно, есть. Помогает, в частности, и ужесточение законодательства в части земель, которые не используются собственниками. Формируются новые механизмы изъятия в госсобственность с дальнейшим выставлением их на аукцион и введением в оборот. Речь идет о тех землях, где собственников нет или они не вступили в права, не оформили документы. Такие земли годами, а то и десятилетиями стоят заброшенными и не используются. У Калининградской области еще есть потенциал по вводу таких земель в оборот. И в ближайшее десятилетие мы должны прийти к максимальному их использованию.

– Скоро будет три года с тех пор, как Рыбная деревня на Октябрьском острове получила статус специального административного района. Что там сегодня происходит в реальности? И что это дает Калининградской области? Есть какие-то реально работающие там предприятия?

– Прежде всего надо вспомнить, что такое сама по себе офшорная зона и как они появились в России. В 90-е годы и начале 2000-х в мире была создана целая система работы через офшоры, которые были разбросаны по всей планете. Они позволяли инвесторам оптимизировать налогообложение. На такие фирмы проще было взять зарубежные кредиты, им было проще привлечь инвесторов, провести IPO. И в то же время было неправильно, когда компании фактически с российским капиталом были зарегистрированы там и там же платили часть налогов, а не у себя на родине. Тогда и было предложено создать две такие зоны и в России, одна из которых сейчас в Калининграде. Для региона это только плюс. В Рыбной деревне работают офисные управляющие компании, которые занимаются документооборотом и контролем за финансовыми потоками. Что характерно для всех офшоров. Но одна компания даже решила размещать реальное производство в ОЭЗ Калининградской области. И есть вероятность, что в этом году они получат статус резидента. Вряд ли это будет массовым явлением. Но то, что такой тренд уже есть, показательно. В прошлом году в Рыбной деревне было зарегистрировано 24 компании, и их число растет. А это и новые рабочие места для высококвалифицированных специалистов в области юриспруденции, экономики, делопроизводства.

– На недавней встрече с бизнесом Владимир Путин предложил российским предпринимателям, работающим за границей, «нести мешки с деньгами на родину». Эти «мешки» могут оказаться в Калининградской области?

– Конкуренция между регионами внутри России никуда не ушла и останется и в будущем. В том числе это касается и инвестиций. Россия начинает предлагать механизмы их возвращения из-за рубежа в отношении предпринимателей, которые за предыдущие годы создали там какие-то структуры. Сформированы финансовые инструменты, чтобы бизнес возвращался со своими структурами в страну. И это хорошо. Тем более, еще раз подчеркну, прошлый ковидный год показал, что это первый экономический кризис, который Россия прошла с лучшими результатами, чем многие развитые страны. Это своего рода лакмусовая бумажка, показывающая, насколько устойчива экономика. Наша оказалась устойчива. Да, у нас по-прежнему есть риски. Но они есть и в любой другой стране. И хорошо, когда есть право выбора – и люди выбирают в качестве инвестиций свою страну. Это один из самых позитивных трендов сегодня. И Калининградская область, благодаря своим особенностям, вполне может стать регионом, куда и придут эти «мешки»
Made on
Tilda