«Экопэт»: знак качества

Промышленность
Калининградская компания получила свидетельство о защите своего товарного знака на территории Евросоюза. Что стоит за этим признанием, как долго шел к нему «Экопэт», почему название этого химического предприятия олицетворяет собой знак качества, рассказывает его генеральный директор Александр Аникеев.
Текст: Елена Хакимова, Андрей Андреев
Фото: из архива компании
«Экопэт»: знак качества
Промышленность
Калининградская компания получила свидетельство о защите своего товарного знака на территории Евросоюза. Что стоит за этим признанием, как долго шел к нему «Экопэт», почему название этого химического предприятия олицетворяет собой знак качества, рассказывает его генеральный директор Александр Аникеев.
Текст: Михаил Яковлев
Фото: Fishki.net, 24ri.ru
Александр Анатольевич, что для компании означает свидетельство о защите товарного знака? Как компания пришла к этому?

– Мы долго работали над этим вместе с Российским экспортным центром и Минпромторгом. А сама регистрация товарного знака прошла во взаимодействии с международным бюро Всемирной организации по интеллектуальной собственности. Это позволяет защитить наш товарный знак по так называемой мадридской системе, которая представляет собой наиболее эффективный механизм регистрации товарного знака и управления им во всём мире. На территории Евросоюза наш знак уже защищен, и теперь мы работаем над тем, чтобы получить соответствующую защиту во всём мире, включая и страны, входившие некогда в СССР. Этот знак позиционирует нашу компанию как надежного поставщика, выпускающего качественную продукцию, а также доказывает ее добросовестность.

– Буквально накануне Нового года ваша продукция вошла в топ-100 лучших российских товаров. Речь идет о химической промышленности?

– Не только. На этот федеральный конкурс были представлены товары любого назначения, выпускающиеся в России. Конкурс проходил в два этапа. Сначала мы победили на региональном уровне. Компания получила особое разрешение дирекции программы «100 лучших товаров России» на прохождение регионального этапа конкурса в Санкт-Петербурге, конкурсный товар АО «Экопэт» оценивали эксперты региональной конкурсной комиссии Ленинградской области. После прохождения второго финального этапа мы получили звание дипломанта программы-конкурса «100 лучших товаров».
Такой диплом дает нам право размещать знак лучшего российского товара на нашей транспортной упаковке в течение двух лет. Сегодня «Экопэт» – единственный в Калининграде обладатель такого знака. Но мы пошли дальше и подали документы на участие в конкурсе на получение премии Правительства РФ в области качества и на участие в аналогичном конкурсе, который проводит Российская торгово-промышленная палата. Это достаточно престижные премии. Мало того что нужно собрать очень большой пакет документов, которые оценивает экспертная комиссия, после их изучения сюда выезжает еще и экспертная бригада, которая на месте проверяет, насколько соответствует заявленное на бумаге тому, что есть на самом деле.

– Ваше предприятие, как и другие, пережило непростой период пандемии. Как шли ваши дела в это время?

– Как ни удивительно, но прошлый год был для нас довольно удачным. Мы перевыполнили план и по производству, и по продажам. Открыли для себя новые рынки сбыта в Евросоюзе и США. Более 20 % нашей продукции уходило на экспорт. Работа не останавливалась ни на один день. Что крайне важно, сумели сохранить коллектив. Таким образом, для нас это было скорее время возможностей, хотя цены на рынке были не очень интересные. Но мы полностью выполнили все показатели, преду­смотренные бизнес-планом на 2020 год. Конечно, ввиду непростой ситуации мы вынуждены были подстраховаться. С большими покупателями, в основном из России, работали по длительным контрактам, получая оплату по факту. С другими – только по предоплате. Аналогично работали с зарубежными покупателями. Либо страховали платежи через международную компанию.

– Даже удивительно слышать о таких результатах на фоне других предприятий...

– А рано удивляться. Как ни странно, но, пройдя сложнейший прошлый год, мы совершенно неожиданно в начале этого впервые почувствовали кризис – и сразу в полную силу. Хотя начался он еще перед Новым годом, когда в мире возник дефицит контейнеров, который вскоре перерос в огромную проблему для всех предприятий нашей отрасли по всему миру. Мы традиционно возили морем сырье, которое приходило сюда из Китая спустя 58 дней. И до сих пор с этим не было проблем. Но в прошлом году большая часть контейнеров ушла в США, и из-за санкционной войны между Китаем и Америкой обратно они в Юго-Восточную Азию не вернулись. В связи с чем крупные судоходные компании резко увеличили цену на доставку нашего сырья – до 10 раз.

Даже представить такое было невозможно. Естественно, мы решили отказаться от морских перевозок и переориентироваться на железную дорогу. Но тут пошла третья волна коронавируса, Китай снова закрылся, и поезда с нашими контейнерами встали посреди Поднебесной. Чтобы их хоть как-то отправить в Россию, мы обратились везде, куда только можно: к главе Минтранса и руководству РЖД, российским и китайским послам, даже к руководству и к секретарю компартии провинции, где остановились вагоны. И лишь в начале марта мы смогли сдвинуть их с места.

– Как вы вышли из этой ситуации?

– Из-за нехватки сырья нам пришлось снизить производительность завода. И только неделю назад мы подняли его до плановых отметок. Теперь нам в течение года придется принимать меры по выпуску запланированного объема продукции. Пришлось договариваться с клиентами, чтобы не сорвать их работу, переносить объемы поставляемой продукции на апрель.

Точно в такой же ситуации оказались и наши коллеги во всём мире. Многие заводы объявили форс-мажор и остановили производство. Особенно в Европе, где этого сырья нет вообще. В результате цена на готовую продукцию взлетела в два раза. Никто не думал, что эта ситуация будет так стремительно развиваться. В ближайшее время мы увидим рост цен на товары, где используется упаковка из ПЭТФ, и этот рынок стабилизируется в лучшем случае к лету, когда производители получат необходимые объемы сырья.

– Почему нельзя решить эту проблему с сырьем на уровне России, чтобы не зависеть от поставщиков из других стран?

– Для этого необходимо построить заводы по производству терефталевой кислоты, которых немало в Китае. Но это очень дорого. Кто готов инвестировать такие суммы в России в реальное производство, когда здесь очень короткий горизонт планирования, а такие инвестиции окупаются очень долго? Например, инвестиции, вложенные в строительство нашего предприятия, до сих пор не окупились. Можно много рассуждать на тему, почему не пошло дело у первого инвестора предприятия, который изначально решил построить завод в Калининградской области, чтобы он работал на экспорт.

Предприятие сразу стало резидентом особой экономической зоны, но завод так и не смог выйти на проектную мощность. Рынки сбыта не были освоены, не удалось выстроить систему продаж. Завод работал с остановками и только в 2018 году вышел на проектную мощность. А в прошлом году мы уже пошли дальше. Свели практически к нулю показатель брака, усовершенствовали технологию. Это наше ноу-хау, которое мы не раскрываем. Это плод работы наших высококвалифицированных инженеров и технологов. Из четырех предприятий, которые в России производят полиэтилентерефталат, по этой технологии работаем мы одни.

– Вы сказали, что первый собственник изначально ориентировался на экспорт. Удалось занять эту нишу?


– Когда завод построили, Евросоюз ввел таможенные пошлины, и конкурировать с европейскими производителями стало невыгодно. Тогда товар пошел в Россию, где мы занимаем сегодня 40 процентов в объеме производимой продукции. Но и здесь препятствие: нам нужно пройти таможенное оформление, провезти товар через Литву и Белоруссию. Поэтому в прошлом году мы начали выходить на европейские рынки. Поставляем продукцию в Германию, Сербию, Словакию, Литву. Американцы берут ее с удовольствием. Сейчас идет много запросов из разных стран. В то же время возникает удивительная ситуация, когда третьи страны поставляют в Россию ПЭТФ с уплатой таможенной пошлины в размере 4 %, а мы, поставляя продукцию в ЕС, должны уплатить 6,5 %. Как конкурировать в таких условиях что с Западом, что с Востоком? Мы неоднократно просили государство поднять таможенную пошлину на ПЭТФ для третьих стран, но результата до сих пор нет.

– В условиях экономического кризиса многие предприятия ищут новые возможности получить прибыль. Иногда выходят на направления, не связанные напрямую с их главной деятельностью. Вы рассматривали такие варианты?

– Такие варианты мы рассматривали всегда, вне зависимости от того, кризис на дворе или нет. Помимо уникального предприятия, на котором работает не менее уникальный коллектив, где каждый второй из 360 человек, что называется, штучный специалист, у нас есть Балтийский промышленный парк с серьезной, развитой инфраструктурой. В отличие от только создающихся промпарков, сюда хоть сегодня любой бизнес может прийти и начать работать. Здесь есть все необходимые ресурсы: электричество, тепло, вода, связь и так далее. Есть даже проекты с действующими разрешениями на строительство.

Например, разрешение на строительство контейнерного терминала дает возможность развить здесь крупный транспортно-логистический узел с выходом через собственную железнодорожную ветку на станцию «Лесное-Новое». Есть большие площади, где можно построить огромные логистические склады. К тому же мы стоим на границе судоходного канала, и в случае появления терминала можно везти контейнеры прямо сюда, а не в Балтийск, существенно сокращая транспортное плечо и затраты на перевалку груза. Есть разрешение на строительство нефтебитумного завода. Словом, возможны самые разные варианты.

– 7 апреля исполняется 75 лет со дня основания Калининградской области. Что означает для вас эта дата?

– Хотя мы с женой, как и многие, кто живет здесь сегодня, родились не в Калининградской области и приехали сюда в 1986 году, но, наверное, уже вправе считать себя калининградцами. Я был тогда молодым специалистом, занимался мелиорацией земель. И своими глазами видел следы той богатейшей истории, которые оставили на этой древней земле века. И эту историю нельзя вычеркнуть – как будто здесь до нас ничего не было. Здесь каждый клочок пропитан кровью. В том числе и сначала русских, а потом и советских солдат. Поэтому мы по праву должны были претендовать на эту землю. У меня у самого дед воевал, погиб во время войны.

Но мы должны сохранить и гордиться той историей, что была до нас. А пока это удается не очень. Особенно когда с завистью смотрим на соседнюю Польшу, где повсеместно идет восстановление старинных зданий. Но в то же время нельзя не заметить, как сильно меняется к лучшему наш регион. В том числе и благодаря людям бизнеса, которые вносят существенный вклад в развитие Калининградской области. Посмотрите, сколько людей переезжает сюда из других регионов страны! И это тоже говорит о том, что мы действительно чего-то добились. И сегодня можно гордиться нашим регионом. Хотелось бы, чтобы и дальше продолжалось его развитие. Для этого должна быть стратегия развития области.

Пользуясь случаем, поздравляю всех жителей Калининградской области с юбилеем. Пусть все будут счастливы, богаты и здоровы. Последнее сегодня актуальнее всего.
АО «Экопэт»
236013, Калининград, Балтийское шоссе, 123.
Тел.: +7 4012 634 000
e-mail: office@ekopet.ru
www.eko.pet
Александр Анатольевич, что для компании означает свидетельство о защите товарного знака? Как компания пришла к этому?

– Мы долго работали над этим вместе с Российским экспортным центром и Минпромторгом. А сама регистрация товарного знака прошла во взаимодействии с международным бюро Всемирной организации по интеллектуальной собственности. Это позволяет защитить наш товарный знак по так называемой мадридской системе, которая представляет собой наиболее эффективный механизм регистрации товарного знака и управления им во всём мире. На территории Евросоюза наш знак уже защищен, и теперь мы работаем над тем, чтобы получить соответствующую защиту во всём мире, включая и страны, входившие некогда в СССР. Этот знак позиционирует нашу компанию как надежного поставщика, выпускающего качественную продукцию, а также доказывает ее добросовестность.

– Буквально накануне Нового года ваша продукция вошла в топ-100 лучших российских товаров. Речь идет о химической промышленности?

– Не только. На этот федеральный конкурс были представлены товары любого назначения, выпускающиеся в России. Конкурс проходил в два этапа. Сначала мы победили на региональном уровне. Компания получила особое разрешение дирекции программы «100 лучших товаров России» на прохождение регионального этапа конкурса в Санкт-Петербурге, конкурсный товар АО «Экопэт» оценивали эксперты региональной конкурсной комиссии Ленинградской области. После прохождения второго финального этапа мы получили звание дипломанта программы-конкурса «100 лучших товаров».
Такой диплом дает нам право размещать знак лучшего российского товара на нашей транспортной упаковке в течение двух лет. Сегодня «Экопэт» – единственный в Калининграде обладатель такого знака. Но мы пошли дальше и подали документы на участие в конкурсе на получение премии Правительства РФ в области качества и на участие в аналогичном конкурсе, который проводит Российская торгово-промышленная палата. Это достаточно престижные премии. Мало того что нужно собрать очень большой пакет документов, которые оценивает экспертная комиссия, после их изучения сюда выезжает еще и экспертная бригада, которая на месте проверяет, насколько соответствует заявленное на бумаге тому, что есть на самом деле.

– Ваше предприятие, как и другие, пережило непростой период пандемии. Как шли ваши дела в это время?

– Как ни удивительно, но прошлый год был для нас довольно удачным. Мы перевыполнили план и по производству, и по продажам. Открыли для себя новые рынки сбыта в Евросоюзе и США. Более 20 % нашей продукции уходило на экспорт. Работа не останавливалась ни на один день. Что крайне важно, сумели сохранить коллектив. Таким образом, для нас это было скорее время возможностей, хотя цены на рынке были не очень интересные. Но мы полностью выполнили все показатели, преду­смотренные бизнес-планом на 2020 год. Конечно, ввиду непростой ситуации мы вынуждены были подстраховаться. С большими покупателями, в основном из России, работали по длительным контрактам, получая оплату по факту. С другими – только по предоплате. Аналогично работали с зарубежными покупателями. Либо страховали платежи через международную компанию.

– Даже удивительно слышать о таких результатах на фоне других предприятий...
– А рано удивляться. Как ни странно, но, пройдя сложнейший прошлый год, мы совершенно неожиданно в начале этого впервые почувствовали кризис – и сразу в полную силу. Хотя начался он еще перед Новым годом, когда в мире возник дефицит контейнеров, который вскоре перерос в огромную проблему для всех предприятий нашей отрасли по всему миру. Мы традиционно возили морем сырье, которое приходило сюда из Китая спустя 58 дней. И до сих пор с этим не было проблем. Но в прошлом году большая часть контейнеров ушла в США, и из-за санкционной войны между Китаем и Америкой обратно они в Юго-Восточную Азию не вернулись. В связи с чем крупные судоходные компании резко увеличили цену на доставку нашего сырья – до 10 раз.

Даже представить такое было невозможно. Естественно, мы решили отказаться от морских перевозок и переориентироваться на железную дорогу. Но тут пошла третья волна коронавируса, Китай снова закрылся, и поезда с нашими контейнерами встали посреди Поднебесной. Чтобы их хоть как-то отправить в Россию, мы обратились везде, куда только можно: к главе Минтранса и руководству РЖД, российским и китайским послам, даже к руководству и к секретарю компартии провинции, где остановились вагоны. И лишь в начале марта мы смогли сдвинуть их с места.

– Как вы вышли из этой ситуации?

– Из-за нехватки сырья нам пришлось снизить производительность завода. И только неделю назад мы подняли его до плановых отметок. Теперь нам в течение года придется принимать меры по выпуску запланированного объема продукции. Пришлось договариваться с клиентами, чтобы не сорвать их работу, переносить объемы поставляемой продукции на апрель.

Точно в такой же ситуации оказались и наши коллеги во всём мире. Многие заводы объявили форс-мажор и остановили производство. Особенно в Европе, где этого сырья нет вообще. В результате цена на готовую продукцию взлетела в два раза. Никто не думал, что эта ситуация будет так стремительно развиваться. В ближайшее время мы увидим рост цен на товары, где используется упаковка из ПЭТФ, и этот рынок стабилизируется в лучшем случае к лету, когда производители получат необходимые объемы сырья.

– Почему нельзя решить эту проблему с сырьем на уровне России, чтобы не зависеть от поставщиков из других стран?

– Для этого необходимо построить заводы по производству терефталевой кислоты, которых немало в Китае. Но это очень дорого. Кто готов инвестировать такие суммы в России в реальное производство, когда здесь очень короткий горизонт планирования, а такие инвестиции окупаются очень долго? Например, инвестиции, вложенные в строительство нашего предприятия, до сих пор не окупились. Можно много рассуждать на тему, почему не пошло дело у первого инвестора предприятия, который изначально решил построить завод в Калининградской области, чтобы он работал на экспорт.

Предприятие сразу стало резидентом особой экономической зоны, но завод так и не смог выйти на проектную мощность. Рынки сбыта не были освоены, не удалось выстроить систему продаж. Завод работал с остановками и только в 2018 году вышел на проектную мощность. А в прошлом году мы уже пошли дальше. Свели практически к нулю показатель брака, усовершенствовали технологию. Это наше ноу-хау, которое мы не раскрываем. Это плод работы наших высококвалифицированных инженеров и технологов. Из четырех предприятий, которые в России производят полиэтилентерефталат, по этой технологии работаем мы одни.

– Вы сказали, что первый собственник изначально ориентировался на экспорт. Удалось занять эту нишу?


– Когда завод построили, Евросоюз ввел таможенные пошлины, и конкурировать с европейскими производителями стало невыгодно. Тогда товар пошел в Россию, где мы занимаем сегодня 40 процентов в объеме производимой продукции. Но и здесь препятствие: нам нужно пройти таможенное оформление, провезти товар через Литву и Белоруссию. Поэтому в прошлом году мы начали выходить на европейские рынки. Поставляем продукцию в Германию, Сербию, Словакию, Литву. Американцы берут ее с удовольствием. Сейчас идет много запросов из разных стран. В то же время возникает удивительная ситуация, когда третьи страны поставляют в Россию ПЭТФ с уплатой таможенной пошлины в размере 4 %, а мы, поставляя продукцию в ЕС, должны уплатить 6,5 %. Как конкурировать в таких условиях что с Западом, что с Востоком? Мы неоднократно просили государство поднять таможенную пошлину на ПЭТФ для третьих стран, но результата до сих пор нет.

– В условиях экономического кризиса многие предприятия ищут новые возможности получить прибыль. Иногда выходят на направления, не связанные напрямую с их главной деятельностью. Вы рассматривали такие варианты?

– Такие варианты мы рассматривали всегда, вне зависимости от того, кризис на дворе или нет. Помимо уникального предприятия, на котором работает не менее уникальный коллектив, где каждый второй из 360 человек, что называется, штучный специалист, у нас есть Балтийский промышленный парк с серьезной, развитой инфраструктурой. В отличие от только создающихся промпарков, сюда хоть сегодня любой бизнес может прийти и начать работать. Здесь есть все необходимые ресурсы: электричество, тепло, вода, связь и так далее. Есть даже проекты с действующими разрешениями на строительство.

Например, разрешение на строительство контейнерного терминала дает возможность развить здесь крупный транспортно-логистический узел с выходом через собственную железнодорожную ветку на станцию «Лесное-Новое». Есть большие площади, где можно построить огромные логистические склады. К тому же мы стоим на границе судоходного канала, и в случае появления терминала можно везти контейнеры прямо сюда, а не в Балтийск, существенно сокращая транспортное плечо и затраты на перевалку груза. Есть разрешение на строительство нефтебитумного завода. Словом, возможны самые разные варианты.

– 7 апреля исполняется 75 лет со дня основания Калининградской области. Что означает для вас эта дата?

– Хотя мы с женой, как и многие, кто живет здесь сегодня, родились не в Калининградской области и приехали сюда в 1986 году, но, наверное, уже вправе считать себя калининградцами. Я был тогда молодым специалистом, занимался мелиорацией земель. И своими глазами видел следы той богатейшей истории, которые оставили на этой древней земле века. И эту историю нельзя вычеркнуть – как будто здесь до нас ничего не было. Здесь каждый клочок пропитан кровью. В том числе и сначала русских, а потом и советских солдат. Поэтому мы по праву должны были претендовать на эту землю. У меня у самого дед воевал, погиб во время войны.

Но мы должны сохранить и гордиться той историей, что была до нас. А пока это удается не очень. Особенно когда с завистью смотрим на соседнюю Польшу, где повсеместно идет восстановление старинных зданий. Но в то же время нельзя не заметить, как сильно меняется к лучшему наш регион. В том числе и благодаря людям бизнеса, которые вносят существенный вклад в развитие Калининградской области. Посмотрите, сколько людей переезжает сюда из других регионов страны! И это тоже говорит о том, что мы действительно чего-то добились. И сегодня можно гордиться нашим регионом. Хотелось бы, чтобы и дальше продолжалось его развитие. Для этого должна быть стратегия развития области.

Пользуясь случаем, поздравляю всех жителей Калининградской области с юбилеем. Пусть все будут счастливы, богаты и здоровы. Последнее сегодня актуальнее всего.
АО «Экопэт»:
236013, Калининград, Балтийское шоссе, 123.
Тел.: +7 4012 634 000
e-mail: office@ekopet.ru
www.eko.pet
Made on
Tilda